Академик РАН Абел Аганбегян: «Перспектива перехода к единой валюте существует, однако, это вопрос, требующий комплексного подхода»

Абел АганбегянАкадемик РАН Абел Аганбегян: «Перспектива перехода к единой валюте существует, однако, это вопрос, требующий комплексного подхода. По моему мнению, переход на единую валюту если и состоится, то произойдёт это не в ближайшее время. Если рассматривать вариант с переходом на уже существующую валюту, скажем на рубль, как единую валюту ЕАЭС, то это так же является на данный момент весьма туманной перспективой. Россия занимает два процента от мирового ВВП, а так же два процента от мирового населения, что явно не соответствует статусу государства, чья валюта будет принята в качестве общей для Евразийского союза. К сожалению, на данном этапе она мало кого интересует в таком качестве. Никаких шансов в обозримом будущем для рубля как для общей валюты ЕАЭС просто не существует. Если рассмотреть китайский юань как общую валюту евразийского пространства, то ее его принятие в качестве общей валюты выглядит весьма затруднительным процессом, так как Китай ждут большие потрясения в ближайшем будующем, в том числе экономические. Однако Китайская экономика сопоставима с американской, что сделает Китай ведущим экономическим центром в регионе и его валюта соответственно будет преобладать над другими. По аналогии с Евро через 10-15 лет китайская валюта станет доминирующей в регионе, в том числе в контуре стран ЕАЭС. Если мы развернем экономические связи с Китаем, то по аналогии с евро и долларом, он будет представлен в резервах центрального банка в объеме двадцати тридцати процентов. Однако это перспектива не ближайших лет.

В ЕАЭС протекает ряд интеграционных процессов с определенной долей эффективности. Создан общий банк, Евразийская экономическая комиссия и так далее. Уверен, что сотрудничество будет развиваться в различных сферах: научно-технической, в области инвестирования. ЕАЭС несет определенную пользу странам-участницам, однако интеграционные процессы не носят такой тесный характер как в Европейском союзе. Я очень надеюсь что интеграционные процессы будут развиваться активнее от года к году. Это необходимо для того чтобы ЕАЭС не остался на задворках Китая по ряду экономических показателей. Необходимо также проводить соответствующею политику и реагировать на экономическую конъюктуру региона. Так, например Туркмения строит уже четвертый газопровод на территорию Китая, так Туркменистан уже в ближайшее время будет поставлять до девяноста миллиардов кубометров газа в год в Китай, а Россия в свою очередь собирается только к 2022 году поставлять тридцать восемь. Также, к примеру, Туркмения строит газопровод в Индии, о чем пока мы даже не можем мечтать. А ведь газ основной природный товар России, так как нефть является более доступным сырьевым товаром из-за большого количества регионов ее поставляющих.

Хочу отдельно отметить, что существует огромный потенциал сотрудничества и экономического развития в Евразийского союза, однако необходимо интенсифицировать его развитие, особенно в контексте складывающейся геополитической обстановки. По моему мнению, через 5-7 лет мы выйдем из кризисного состояния и сможем перейти к динамичному развитию, в том числе в рамках экономического союза. Отдельно необходимо улучшать инвестиционный климат в ЕАЭС, в первую очередь в не сырьевые отрасли экономик стран союза, для создания действительно эффективной промышленности».

Комментарий академика А.Г.Аганбегяна специально для социально значимого проекта «Поддержка научно-образовательных инициатив в области формирования евразийского финансового рынка»