Байнев В.Ф.: «Мы должны говорить о приоритетах развития, а не о максимизации прибыли»

Байнев В.Ф.: «Мы должны говорить о приоритетах развития, а не о максимизации прибыли»

Интервью с Байнёвым Валерием Федоровичем, доктором экономических наук, профессором Белорусского государственного университета, экспертом консультативного совета ИАЦ при Администрации Президента Республики Беларусь подготовлено специально в рамках реализации проекта «Поддержка научно-образовательных и предпринимательских инициатив в области формирования евразийского финансового рынка».

Как Вы оцениваете экономические, финансовые возможности ЕАЭС на данный момент? Какие факторы способствуют или препятствуют евразийскому экономическому чуду? Что необходимо предпринять для совершения экономического рывка?

Единственным бомбоубежищем, где наши народы могут пережить неизбежный глобальный катаклизм, является Евразийский союз. Кредитно-денежная политика, проводимая в России, Белоруссии, Казахстане отличается от такой политики технологически развитых стран. Нынешняя финансовая система обескровливает реальный сектор. Мы должны говорить о приоритетах развития, а не о максимизации прибыли. Развитие нашего Евразийского союза, повышение нашей конкурентоспособности в долгосрочной перспективе. Приоритетом нашего развития должна стать новая индустриальная политика. Промышленность сегодня определяет место страны в иерархии технологически развитых стран. Мы об этом почему-то забываем, у нас промышленность где-то там на задворках. На первом месте — прибыль банков. Колониальный тип кредитно денежной политики присущ и России, и Белоруссии, и Украине, и Кении, и Непалу — он мешает и интеграции, и конкурентоспособности. Перекачка финансовых ресурсов из производственного сектора, промышленного, в сектор спекулятивный, сектор торгово-посреднический — так либеральная банковская система обескровливает реальный сектор экономики и, прежде всего — промышленность и научно-инновационный сектор».

А как поступают страны Запада?

Реально они изолировали две системы — производственный контур финансового обращения и тот, который в сфере торговли и капитала. Для этого существует двухуровневая банковская система: одни банки обслуживают именно инвестиционный рост страны, а другие банки — коммерческие, обслуживают спекулятивный сектор. И между ними перетока капитала нет. Как негр отличается от белого человека — точно так же мы (наши страны) отличаемся от ведущих стран параметрами кредитно-денежной политики.

Российская валюта обесценена — и весь мир это признаёт, кроме нас с вами — почти в два раза. То же самое относится к Казахстану, Белоруссии, Армении, Киргизии. А вот в Польше — там всё наоборот. В Швейцарии паритет покупательской способности 1,4 при официальном обменном курсе 0,9 швейцарских франков за доллар США. То есть они держат свои деньги переоценёнными, а мы держим свои деньги переоценёнными, и они ещё внушают нам, что нам это страшно выгодно. То же самое относится к коэффициенту монетизации национальной экономики. Со ставками рефинансирования мы тоже делаем всё наоборот. В кризис Евросоюз и США снизили ставку рефинансирования с 4−5% годовых до нынешних менее 0,005%, а мы — наоборот, подняли.

Коэффициент монетизации экономики все цивилизованные страны мира держат на уровне ВВП — не больше, а нас заставляют его снизить в 2−3 раза ниже нормы и говорят, что так надо бороться с инфляцией, ограничить денежную массу. Мы берём «под козырёк» эти указания. И что получается: у спортсмена сливают 1,5 литра крови и обескровленному организму (деньги — кровь экономики) говорят «а теперь извольте на марафонскую дистанцию — будем с нами конкурировать.

Как повысить конкурентоспособность экономик стран ЕАЭС?

Для того, чтобы мы в интеграции пошли дальше и стали конкурентоспособными, мы должны привести кредитно-денежную политику, принципы функционирования финансовых систем наших стран в соответствие с мировыми нормами. Необходимо делать как на Западе, где коэффициент монетизации выше, а курс национальных валют по ППС завышен. Нам нужна конкуренция не друг с другом, а с внешним врагом. Мы же, образно говоря, находясь в одной футбольной команде, готовы не пас друг другу давать, а поубивать друг друга. ЕАЭС создан не для того, чтобы наши предприятия конкурировал друг с другом, а для снижения рисков, сложения ресурсов, для того, чтобы мы сообща конкурировали с развитыми экономическими системами — с Евросоюзом, США, с Японией. Доктрина развитых стран — не конкуренция и не рынок, а кооперация, интеграция и сотрудничество ради достижения конкурентоспособности на внешних границах.

Материалы интервью опубликованы на сайте информационного партнера проекта http://regnum.ru/