Павлович Виолетта Александровна. Прикладное исследование Первой ступени Международного конкурса «Валюта ЕАЭС – 2015»

Часть 1

В настоящее время, в условиях многополярного общественно-политического и экономического развития, на фоне как глобализации, так и все более интенсивной регионализации, актуальным становится вопрос о реформировании существующей и формировании новой полицентричной международной валютно-финансовой системы. Исследование и анализ деятельности активизировавшихся международно-правовых механизмов межгосударственного сотрудничества, в рамках которых реализуют свои финансовые интересы развивающиеся государства, строящие сегодня структуру нового миропорядка, в первую очередь экономического, представляется приоритетной задачей.

Проводя данное исследование, мы ставили перед собой следующие цели:

  • изучение интеграционных группировок ЕАЭС, ЕС и БРИКС;
  • анализ интересов политических и экономических групп участников интеграционного процесса;
  • рассмотрение основных концепций создания единого валютно-финансового пространства в указанных объединениях стран;
  • изучение возможностей создания единой валюты в рамках ЕАЭС.

На сегодняшний день валютная интеграция является одной из самых обсуждаемых тем. Важно, однако, понимать, что основным формирующим стержнем валютной интеграции являются центральные банки и в целом банковские системы интегрируемых стран, так как именно они, отвечая за характер и результативность национальных и международных валютно-финансовых отношений, придают им поступательное движение. Но в то же время, шаг за шагом видоизменяя и варьируя поле возможных взаимодействий, они сами вынужденно либо целенаправленно вовлекаются в интеграционные процессы и выступают уже не только в качестве регулятора и координатора, но и объекта сращивания. Между тем, следует иметь в виду, что валютное сотрудничество имеет свою внутреннюю и определенную последовательность. Оно не достигается в одночасье, спонтанно, а является долговременным и поэтапным процессом, который характеризуется многоуровневостью интеграционных отношений. В этом отношении показательно то, что торгово-экономическое сотрудничество стран Западной Европы, переросшее затем в экономическую интеграцию, началось именно со взаимодействия в сфере денежно-кредитных отношений. При этом, учитывая, что многоуровневость и является важнейшим фактором, определяющим эффективность сращивания соответствующих составных частей, а в конечном итоге и формирования единой наднациональной структуры (и в первую очередь банковской) интеграционного объединения, принципиально важным является выделение следующих «классических» уровней валютно-финансовой интеграции:

  1. Координация – согласование целей валютной и финансовой политики, в частности путем совместных консультаций по вопросам использования тех или иных инструментов для достижения данных целей;
  2. Гармонизация – постепенный переход к общей валютно-финансовой политике на основе сближения структур национальных валютных и финансовых систем, использования единых методов и инструментов денежно–кредитной политики, а также устранения национальных различий;
  3. Унификация, которая соответствует полному экономическому и валютному союзу с использованием единой денежной единицы и представляет собой проведение единой монетарной политики в странах, входящих в интеграционное объединение. Достаточно часто в своей исследовательской деятельности многие экономисты основной акцент делают исключительно на координации либо унификации валютной политики. Однако, как уже отмечалось, валютно-финансовая интеграция охватывает более масштабный уровень. Обобщение мировой практики интеграционного развития свидетельствует, что базой и ее движущей силой может быть только высокая степень координации экономической политики, так как ориентация на более высокие уровни и формы межгосударственного взаимодействия без каких–либо объективных предпосылок и условий для перехода к ним не ведет к достижению синергетического эффекта.

Таким образом, создание экономического и валютного союза европейскими государствами стало возможно в результате осуществления ими кропотливой работы на протяжении многих лет. Ни один из действующих валютных блоков, кроме европейского, до сих пор не смог трансформироваться в экономический и валютный союз в классическом его понимании. Экономические и валютные объединения стран Азии, Африки, государств постсоветского пространства находятся на разных стадиях интеграционного процесса. В будущем возможно усиление регионализации мировой экономической системы, однако пока сохраняются существенные различия между странами внутри соответствующих интеграционных образований.

Часть 2

Евразийский экономический Союз относительно молодая интеграционная группировка, которая создавалась с целью повышения конкурентоспособности национальных экономик, а также всесторонней модернизации и кооперации в рамках глобальной экономики.

На 2014 год ВВП ЕАЭС составляет 2,2 трлн. долл. США, что составляет 3,2 % в структуре мирового ВВП. Объем промышленного производства составил 1,3 трлн. долл. США(3,7 % мирового объема промышленного производства); объем внешней торговли стран-членов ЕАЭС с третьими странами составил 887,6 млрд. долл. США (3,7% мирового экспорта и 2,3% мирового импорта); средний уровень безработицы составляет 5,3%, в то время как в США эта цифра достигает 6,2%, в ЕС — 10,2%, а в целом по миру показатель держится на отметке 8,4%.

В настоящее время в сфере экономической интеграции активно используется региональный фактор. Большая часть интеграционных инициатив проявляется со стороны развивающихся стран, которым свойственна недостаточная диверсифицированность национальной экономики и ресурсозависимость бюджетного фонда государства. Увеличивается количественный показатель межгосударственных и межправительственных соглашений экономического характера в сфере торговли, таможенного регулирования, финансового рынка и инвестиций. Активная экономическая интеграция носит тенденциозный характер, становится основным свойством их публичного менеджмента, причинами подобного экономического поведения выступают назревшая необходимость, так и эклектично выбираемая стратегия развития. Оптимальность географической расположенности возможных агентов макроэкономики превратилась в доминирующий фактор развития мировой экономики.

Евразийский экономический союз – международная организация региональной экономической интеграции, обладающая международной правосубъектностью и учрежденная Договором о Евразийском экономическом союзе. ЕАЭС поэтапно развивался с момента распада СССР и получения суверенитета стран – членов. Началом созданий союза является не только политическое решение, но и экономический интерес стран-членов, который стал главной целью углубления экономической интеграции, начавшейся с деятельности Таможенного союза (далее – ТС) и функционирования ЕЭП. Государства, которые являются уже странами-союзниками с 1 января 2015 года, будут решать не только внутренние проблемы развития национальной экономики, но и внешние факторы экономического развития в пределах экономического союза. Сегодня страны-союзники заинтересованы в углублении экономической и валютной интеграций. Важнейшей задачей интеграционных процессов в ЕАЭС является создание экономического и валютного союза (ЕврАзЭВС), ориентированного, в первую очередь, на развитие интеграционных процессов и способного финансово их поддерживать.

Для формирующегося Евразийского союза глубокая экономическая интеграция с ЕС чрезвычайно важна. Во-первых, ЕС – это крупнейший торговый партнер России и Казахстана, более половины товарооборота Российской Федерации приходится на ЕС (Россия, в свою очередь, является третьим по значимости торговым партнером Евросоюза). Во-вторых, ЕС мог бы сыграть важную роль в решении проблем модернизации стран ТС. В‑третьих, зарождающийся Евразийский союз в настоящее время инициирует ряд соглашений о свободной торговле с более мелкими партнерами, в том числе с ЕАСТ и Вьетнамом. Евросоюз следует рассматривать как основного долгосрочного партнера в этом контексте. В‑четвертых, проблема Украины может в конечном счете быть решена только в рамках глубокой экономической кооперации между ЕС и Евразийским экономическим союзом, что еще более обусловливает важность такого сотрудничества.

Валютная политика стала важнейшим фактором развития интеграционных процессов на территории государств-членов ЕАЭС, так как при обращении единой валюты в каждой стране будут достигнуты похожие степени развития экономик. Важно отметить, что валютное сотрудничество в настоящее время сталкивается с проблемой зависимости от процессов, происходящих в мировой экономике и в развитых странах, определяющих перспективы мирохозяйственных связей. При оценивании перспектив и возможности валютного взаимодействия стран ЕАЭС, для начала нужно учитывать последствия всемирного переворота. Государства-члены ЕАЭС принимают участие в разной степени в мировой финансовой системе, в операциях мирового финансового рынка, который представляет собой взаимосвязанную совокупность валютных, кредитных, фондовых и страховых рынков. Поэтому различные перемены в мировой финансовой сфере неуклонно затрагивают интересы стран ЕАЭС. Валютное взаимодействие стран постсоветского пространства является одним из основных факторов модернизации их экономик, поскольку опосредствует привлечение необходимых для этого финансовых ресурсов.

На процесс формирования единого валютного пространства в ЕАЭС влияет глобализация, под которой подразумевается увеличивающаяся взаимозависимость экономик различных стран вследствие роста перемещений товаров, услуг, капиталов, рабочей силы и информации. На текущий момент все валюты государств-членов ЕАЭС конкурирует с более сильными иностранными валютами не только на внешнем обороте, но и во внутреннем рынке. Государства-члены ЕАЭС в этом плане находятся в не очень благоприятных условиях. В результате ускоренной либерализации степень прозрачности их национальных финансовых рынков приблизилась к уровню, свойственному для ведущих промышленно развитых стран мира. Но в большинстве государств-членов ЕАЭС процесс либерализации намного опережает становление институтов рыночного хозяйства и развитие экономики.

Страны ЕАЭС заинтересованы в создании единого валютного рынка, чтобы обеспечить национальную валютно-финансовую безопасность в долговременной основе, а также избежать противостояния конкуренции из третьих стран. Интеграция в валютно- финансовой сфере стран ЕАЭС дает возможность достичь общих целей, которые по одиночке осуществить будет труднее, чем на коллективной основе. Общие цели включают: создание емких финансовых рынков с полным набором инструментов, укрепление позиций национальных валют, завоевание достойного места в мировой валютно-финансовой системе, присущих рынкам высокоразвитых стран.

Странам СНГ сейчас нужно определить, какой путь взаимодействия в валютно- финансовой сфере наиболее полно отвечает их интересам, возможностям и разработать свой собственный вариант построения валютного пространства, поскольку, совершенно ясно, что единая валюта – дело не сегодняшнего дня, а отдельного будущего. Но вот единое валютное пространство – это вопрос выживания национальных денежных единиц и финансовых рынков [1].

В процессе глобализации мирового финансового рынка валютные рынки стран ЕАЭС могут развиваться двумя путями: 1) превратиться в узел технических связей, обеспечив возможности для западных организаторов торговли и дать профессиональным участникам совершать операции с финансовыми инструментами стран ЕАЭС, действуя по отдельности; 2) предложить западным институтам более или менее полноправное сотрудничество на взаимоприемлемых обстоятельствах, связав стремления и выступив с консолидированных позиций. Валютно-финансовые рынки государств-членов ЕАЭС должны найти свое место на постоянно интегрирующийся мировом финансовом рынке.

Динамичность и стабильность развития валютного рынка во взаимосвязи с фондовым рынком являются фундаментом стабильности любой национальной экономики и валюты в целом. С поступательным формированием фондового рынка, развитие банковской системы в странах ЕАЭС должно выполняться одновременно. Рынок ценных бумаг – это важный инструмент системы государственного регулирования валютного рынка, обеспечивающий возможность периодического перелива средств с валютного рынка и ослабление давления на национальную валюту.

Опыт интеграции Европейского Союза должен быть не предлогом для бессознательного подражания, а механизмом решений собственных вопросов в этой области, применимых для постсоветского пространства. Препятствием эффективному сотрудничеству являются: незрелость институциональных и торгово-экономических структур государств- членов ЕАЭС, сотрудничества в рыночных условиях, слабая приспособленность для реальной интеграции и низкая интенсивность взаимодействия в валютно-финансовой сфере.

Стабильность национальной экономики и развития производственных секторов превыше остального. Можно рассматривать вопросы о валютно-финансовой интеграции после укрепления национальных валют к реальным секторам экономики. Кроме того, уровень инфляции и устойчивость национальных валют в странах ЕАЭС разные. Чтобы проводить согласованную кредитно-денежную политику, государствам-членам необходимо иметь приблизительно один уровень инфляции.

Существует ряд проблем в регионе ЕАЭС, препятствующих созданию и развитию евразийской валютно-финансовой интеграции:

  • разного уровня тепы роста и развития национальных экономик, также неоднородность структуры экономик;
  • наличие политической нестабильности в некоторых странах определяет совокупность проблем имущественной поляризации и бедности, сложную демографическую ситуацию с увеличением миграционных потоков;
  • реальное совпадение нестабильности, связанной, прежде всего с макроэкономикой, ценовой политикой и валютным курсом;
  • разного уровня структура и развитие финансовых рынков, степени диверсификации экспорта и импорта товаров, существенная разница в темпах инфляции;
  • доминирование экспортно-сырьевой модели экономического развития стран ЕАЭС;
  • отсутствие общей научно-технической, общей стратегии экономического развития, инновационной, патентной, торговой, лицензионной, промышленной, аграрной политики;
  • низкая производительность труда;
  • неконкурентоспособность производимой продукции;
  • высокий износ моральных и физических инфраструктур и основных фондов;
  • слабое использование транспортных потенциалов;
  • отсутствие эффективной и единой платежно-расчетной системы в рамках ЕАЭС;
  • недостаточное использование внутренних источников инвестиций и развитие финансового сектора;
  • отсутствие развитого и довольно мощного по мировым меркам международного финансового центра в регионе СНГ;
  • отставание видов валютных операций и национальных валютных рынков.

В связи с этим, как уже отмечалось, заслуживают серьезного научного исследования перспективы валютно-экономической интеграции в СНГ и ЕврАзЭС с точки зрения основных положений теории оптимальных валютных зон (ОВЗ). Выделены следующие важнейшие критерии оптимальности (или реальной конвергенции) для стран – членов СНГ и ЕврАзЭС:

  • стабильность обменного курса;
  • уровень взаимной торговли;
  • корреляция экономических циклов;
  • степень диверсификации экспорта и импорта товаров;
  • уровень развития финансового рынка.

Очевидно, что такая модель валютной интеграции, как формирование валютного союза в рамках ЕАЭС, пока не может быть реализована, поскольку не соблюдены предпосылки для этого: отсутствует экономический союз, не решены основные проблемы, препятствующие развитию валютно-экономической интеграции, отсутствует ОВЗ. Опыт зоны евро свидетельствует, что введение единой валюты стало возможным лишь после продолжительного, почти полувекового периода поэтапной экономической и валютной интеграции [2].

Экономика стран ЕАЭС требует необходимости диверсификации структуры внутренней и внешней торговли и перехода от экспортно-сырьевой к инновационной модели экономического развития. В государствах-членах ЕАЭС отсутствует четкая программа преодоления экспортно-сырьевой зависимости, несмотря на множество мер по развитию евразийской экономической интеграции.

Однако следует отметить, что сам Союз появился лишь 1 января 2015 года на базе ЕврАзЭС. По сути своей ЕАЭС закрепляет достижения евразийского интеграционного проекта и выводит его на новый виток. Согласно целям, которые ставит перед собой ЕАЭС, новый интегрированный рынок будет постепенно развиваться вплоть до 2025 года. Важнейшее новшество – единый рынок услуг. По целому ряду услуг в странах союза будет предоставлен максимально достижимый уровень свободы, т.е. любая компания из любой страны союза может на всем пространстве ЕАЭС осуществлять деятельность как у себя дома – без дополнительных регистрации, лицензий и всего прочего.

Предполагается, что функционирование единого рынка услуг станет мощным импульсом для экономического, промышленного роста государств-членов ЕАЭС, повысит их конкурентоспособность, активизирует деятельность малого и среднего бизнеса, создаст новые рабочие места и, соответственно, сократит безработицу.

Что касается банков, страхования и всего финансового сектора в целом, то им предстоит проделать огромную работу по сближению и унификации регулирования.

Создание общего финансового рынка, взаимное признание всех банковских, страховых лицензий и лицензий на рынке ценных бумаг является также одной из ключевых задач интеграции. Общий финансовый рынок будет более устойчив к любым финансовым потрясениям, так как он будет отличаться глубинностью взаимодействия и большей ликвидностью. На страны ЕАЭС приходится свыше 1000 банков с общим капиталом в 250 млрд. долл. США и совокупным объемом фондового рынка около 1 трлн. долл. США.

Самым завершающим процессов интеграции станет вопрос о единой валюте, который пока не стоит в среднесрочной перспективе. Теоретический фундамент и оценку целесообразности введения единой валюты заложил экономист Р. Манделл. Он показал, что общая валюта снижает неопределенность в экономике из-за поддержания стабильного соотношения товарных цен в валютной зоне, а также приводит к экономии на трансакционных издержках. В дальнейшем таки экономисты как Р. Маккиннон и П. Киен предложили использовать также такие критерии, как мобильность капитала, диверсификация производства, гибкость экономических структур, региональная специализация, общая система налогов, субсидий, социальных трансфертов и схожесть экономик, а также доступ к ресурсам обеспечения экономической стабильности и др. Тогда теория оптимальных валютных зона была использована в качестве необходимости введения евро.

Если мы будем рассуждать на тему введения единой валюты на территории ЕАЭС, то нам необходимо учитывать различную скорость интеграции стран, их экономический потенциал и многое другое. Следует отметить, что экономика России считается большой экономикой, в то время как экономики других стран-членов Сообщества условно малые, поэтому рассматривая макроэкономические показатели России мы можем выделить наиболее важные последствия от введения единой валюты.

Самой яркой особенностью в данном случае будет то, что макроэкономические показатели России зависят от мировых цен на углеводородное сырье. Несмотря на всю многофакторность процесса курсообразования, повышение или снижение цен на углеводороды для российской экономики по-прежнему является главным и наиболее сильным детерминантом, воздействующим на темпы роста экономики, уровень занятости, состояния государственных и муниципальных финансов и прочее.

Допустим условие, что в ЕАЭС была введена единая валюта и рассмотрим две ситуации: цены на углеводороды растут и цены на углеводородное сырье падают.

  1. Рост цен на углеводороды. В этом случае Россия будет получать более высокие валютные поступления от экспорта углеводородов, что приведет к повышению курса единой валюты, увеличению импорта в зону единой валюты (валютная зона), снижению ценовой конкурентоспособности местных товаров, сокращению производства и экспорта товаров не нефтегазового сектора экономики. Но, несмотря на сокращение производства в отраслях, конкурирующих с импортом и в экспортно ориентированных не нефтегазовых отраслях, ВВП увеличится за счет роста добавленной стоимости в сфере импортораспределения и смежных с ней сферах и отраслях. Увеличение спроса на рабочую силу в импортораспределении и смежных сферах и отраслях будет больше величины высвобождения рабочей силы в отраслях, конкурирующих с импортом и экспортно ориентированных отраслях. В итоге общий уровень безработицы должен снизиться. Реальные среднедушевые доходы увеличатся, федеральный бюджет будет сводиться с профицитом, что создаст возможность погашения государственного долга и накопления государственных финансовых резервов.

Обратим внимание, что изменения объема производства и ВВП могут носить диаметрально противоположный характер. Так, при росте цен на углеводороды объем производства в России может сокращаться, в то время как ВВП – расти. Это связано с тем, что импорт будет вытеснять с рынка отечественные товары и одновременно создавать добавленную стоимость в процессе движения импортных товаров от их ввоза на территорию страны до конечного покупателя. Цена импортных товаров у конечного покупателя может быть в разы больше их таможенной стоимости. Таким образом, сокращение объема производства национальных товаров будет сопровождаться ростом ВВП, с экономической точки зрения представляющим собой также сумму добавленной стоимости, созданной в стране в течение года. Наоборот, при падении экспортных цен на углеводороды объем производства национальных товаров будет расти на фоне сокращения ВВП.

  1. Снижение цен на углеводороды. В этом случае социально-экономические и финансово-экономические процессы будут носить характер, диаметрально противоположный тем, которые были описаны выше. Падение цен на углеводороды снизит поступление валютных доходов в Россию и вызовет девальвацию единой валюты. Это, в свою очередь, приведет к постепенному росту объема производства в импортозамещающих и экспортно ориентированных ненефтегазовых отраслях. Общий уровень безработицы увеличится за счет превышения численности лиц, высвобождающихся в сферах импортораспределения и связанных с ними сферах и отраслях, по сравнению с численностью лиц, принимаемых на работу в импортозамещающие экспортно ориентированные ненефтегазовые отрасли экономики. Объем ВВП в целом сократится, а его структура изменится с увеличением создания добавленной стоимости не в сферах торговли и услуг, а в сфере производства. Среднедушевые реальные доходы понизятся. Доходы бюджетной системы и особенно федерального бюджета сократятся, что приведет к появлению дефицита федерального бюджета и необходимости расходования накопленных государственных финансовых резервов и увеличения государственного долга. В стране X также будет расширяться производство за счет увеличения спроса на национальные товары: увеличение внутреннего спроса вызовет рост производства и предложения товаров, замещающих импортные товары; увеличение внешнего спроса – за счет снижения цен национальных товаров в других странах, выраженных в иностранной валюте. Произойдет снижение (но незначительное) общего уровня безработицы в стране за счет превышения численности лиц, принимаемых на работу в сфере производства, над численностью лиц, высвобождающихся из сферы импортораспределения. ВВП будет иметь тенденцию к росту за счет создания добавленной стоимости в сфере производства. Среднедушевые реальные доходы населения также будут иметь тенденцию к росту. Доходы бюджетной системы будут расти, ликвидируя бюджетный дефицит. По мере развития внутреннего производства может образоваться профицит центрального бюджета, что позволит сократить государственный долг и/или сформировать государственные финансовые резервы.

Другой интеграционной группировкой, примеру развития которой может последовать ЕАЭС является БРИКС.

БРИКС изначально создавалась именно для экономического взаимодействия: ключевым направлением работы является сотрудничество по международным финансовым вопросам как фактор обеспечения финансовой стабильности. В рамках группы сформирована правовая основа и стремительно разрабатываются перспективные механизмы финансового взаимодействия. Необходимость реформирования международных финансовых институтов была установлена еще в рамках I саммита БРИКС 16 июня 2009 г., и уже на IV саммите была озвучена идея создания банка для мобилизации ресурсов для инфраструктурных проектов и устойчивого развития стран БРИКС и других развивающихся стран. Соглашение о соз­дании Нового банка развития было подписано на VI саммите 15 июля 2014 г. Также банк развития будет дополнять, а не заменять существующие и создаваемые финансовые институты, так как капитала банка (100 млрд. долл., распределенные в равных долях) явно недостаточно для удовлетворения всех потребностей стран БРИКС и других стран с развивающейся экономикой. Кроме того, чтобы конкурировать с такими структурами, как МВФ и ВБ, АБИИ, банк должен будет реализовывать соразмерные данной международной структуре проекты, развивать многосторонние проекты и быть открытым для взаимодействия. Предполагается, что данные институты скорее станут взаимодополняющими.

Совокупный ВВП БРИКС, $17,1 трлн, сравним с ВВП двух гигантов – США ($17,4 трлн) и ЕС ($18,4 трлн). Однако и ВВП в странах БРИКС распределен неравномерно: ВВП Китая – $11,2 трлн, Индии – уже $2,3 трлн, Бразилии – $1,9 трлн, России (ожидаемый по 2015 году) – $1,4 трлн, а ЮАР – только $324 млрд. Россия производит менее 8% ВВП БРИКС, а Китай – 65% этого ВВП.

Что касается экономического роста, здесь, опять же, наблюдаются расхождения. Экономика всех стран БРИКС, кроме России, в 2014 году росла. За последние шесть лет (с учетом прогноза 2015 года) китайский ВВП растет на 8% в год, индийский – на 7%, бразильский – на 2,9%, ЮАР – на 2,8%, российский – на 1,7%. При этом рост экономики всех стран БРИКС замедляется. В показателях на человека рост китайского (около $500 в год) и бразильского ВВП (около $300 в год) сильно опережают и ЮАР (около $130), и, конечно, Индию (менее $100). Долгосрочный темп роста российского ВВП в последние декады не превышал $400 на человека в год, а теперь уже второй год в России идет падение подушевого ВВП. Для сравнения: рост подушевого ВВП в США сегодня составляет около $1600 в год – в 3,1 раза быстрее, чем в Китае, не говоря о других странах БРИКС. Очевидно, всем членам БРИКС не хватает эффективности, и заимствование опыта в этом вопросе возможно только у США и Европейского союза.

Вопрос об изменении валютной структуры расчетов между странами БРИКС является одним из самых сложных, и здесь продолжается поиск возможных решений. О полном отказе от использования традиционных резервных валют речь не идет, но тенденция к наращиванию расчетов в национальных валютах складывается весьма отчетливо. Все имеет свои плюсы и минусы. Какие-то цели достигаются, но, как показывает практика, при несбалансированности трансграничных потоков товаров и услуг неизбежно встает проблема урегулирования сальдо взаиморасчетов, складывающегося в пользу той или иной страны, и без ликвидных средств в рыночной среде опять не обойтись. Многие проблемы решило бы создание странами БРИКС собственной региональной валюты, которая может стать привлекательной и для других государств. Судя по опыту формирования Европейского экономического и валютного союза (на сегодня единственного более-менее успешного примера крупной региональной интеграции), – процесс создания коллективной валюты должен пройти несколько этапов, первый из которых связан с появлением общей учетной и расчетной единицы типа эмитируемых МВФ специальных прав заимствования (СПЗ, или СДР). [2]

Важным шагом в развитии финансовых отношений между странами БРИКС стало открытие 21 июля 2015 года Нового банка развития в Шанхае, который по замыслу займется инвестированием в инфраструктурные проекты стран-участниц объединения. Капитал банка на начальном этапе составит 10 миллиардов долларов (Россия выделит 2 миллиарда). Позднее его планируется нарастить до 100 миллиардов. Создание банка поддержали все страны, входящие в группу – Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР. По поводу образования этого банка существуют разные мнения. Некоторые эксперты воспринимают данный Банк как альтернативу Всемирному банку и МВФ. Однако представители БРИКС заявляют, что он создавался не как конкурент этим организациям.

Президент Нового банка развития, индиец Кундапур Ваман Камат, заявил, что цель образования данного банка – не оспаривать существующую систему, а улучшить и дополнить систему по-своему. Следует отметить, что крупнейший вклад в Новый банк развития сделала первая по величине в мире экономика Китая. По инициативе КНР ранее был создан и другой международный банк – Азиатский банк инфраструктурных инвестиций в Пекине.

Наряду с созданием Нового банка развития, странами БРИКС обсуждается вопрос о создании новой общей валюты стран БРИКС. Однако этот вопрос требует очень детальной проработки. Пока речь идёт только об увеличении использования национальных валют стран БРИКС во взаимной торговле. Однако здесь выступает преградой стабильность валют данных стран. Но, как отмечают эксперты, это не единственное препятствие на пути торговли между странами БРИКС в национальных валютах. Объемы торговли до сих пор не настолько значительны, чтобы способствовать развитию недолларовой финансовой инфраструктуры. Процент товарооборота стран БРИКС от общемировой торговли не превышает 10%.

Что касается создания новой валюты, то здесь необходима не аналогия МВФ, а новая система расчета для национальных валют. Новая единая валюта должна быть привязана не только к золоту, но и к стоимости основных биржевых товаров. Она должна быть обеспечена конкретными товарами и ресурсами – нефть, газ, металлы, электричество, рис/пшеница/кофе и прочее в натуральном виде.

В уставный капитал необходимо внести не только деньги, но и депозитарные расписки на поставку тех или иных товаров. Во-первых, это позволит странам, обладающим разными природными ресурсами, быть в равных условиях. Во-вторых, тогда не будет ограничен объем эмиссии, как если бы обеспечивать её только золотом.

Новая валюта не должна свободно конвертироваться в золото и другие мировые валюты. Это не превратит ее в самостоятельную денежную ценность, и осуществлять спекулятивное давление на ее курс не получится.

Сложность в создании такой системы заключается в разработке правил расчета и установления курсов национальных валют, а также осуществлении девальвации и ревальвации. Такая система должна находиться в балансе, т.е. не допускать создания задолженностей и профицитов. Следует установить квоты. В случае с отрицательным сальдо – страна должна платить проценты и провести девальвацию своей валюты, а при значительном превышении квот выплатить долг в натуральном выражении согласно внесенным депозитам. В случае же профицита баланса стране также необходимо будет платить за использование счета, провести ревальвацию своей валюты и простимулировать вывоз капитала.

Однако, опираясь на историю развития Европейского союза, нужно отметить, что принятие таких важных решений должно быть подкреплено рядом соглашений, стабильностью экономической ситуации в странах-членах БРИКС, высоким уровнем товарооборота между странами-членами.

Часть 3

Исходя из вышеизложенного, сформулированы следующие варианты преодоления или же приближения к валютно-финансовой интеграции:

  1. Решить основные проблемы, препятствующие интеграционному процессу, такие как зависимость экспортно-сырьевой модели экономического развития, создавая возможность для форсированной валютно-финансовой интеграции
  2. Представляется, что назрела необходимость в установлении целевых показателей работы государственных институтов развития, корпораций и агентств по направлениям их деятельности, предусматривающих создание конкурентоспособных на мировом рынке отечественных производств нового технологического уклада и создание механизма контроля за их своевременным внедрением.
  3. Для создания благоприятного макроэкономического фона для экономической и валютной интеграции в государствах-членах ЕАЭС ведется взвешенная денежно-кредитная, валютная, финансовая политики с преодоления ценовой и валютной нестабильности целью и обеспечения общей макроэкономической стабилизации. Чтобы преодолеть валютную и ценовую нестабильность, требуется принимать меры, направленные на повышение предсказуемости курса национальных валют с использованием режима регулируемого плавания и снижения темпов инфляции. В связи с этим, по нашему мнению, нецелесообразно вводить режим свободно плавающего курса валют, так как в настоящее время экономика государств-членов не готова к значительным курсовым колебаниям.

При определении возможности создания валютного союза в государствах-членах ЕАЭС полезно применить критерии государств Европейского союза: 1) дефицит государственного бюджета, 2) темпы инфляции, 3) уровень долгосрочной процентной ставки, 4) ВВП на душу населения и т.п.

Исходя из этих критериев, можно сделать вывод о том, что на современном этапе развития сотрудничества государств-членов ЕАЭС осуществить валютно-финансовую интеграцию по модели ЕС крайне сложно, однако использование опыта стран ЕС позволит избежать некомпетентных решений на пути интеграции.

Возможные варианты формирования валютного объединения могут развиваться в следующей последовательности: введение единой валюты в безналичный оборот, фиксация национальных валют по отношению к единой валюте; нахождение в обращении национальных валют стран интеграционного объединения и единой валюты; введение банкнот и монет единой валюты; изъятие из обращения национальных валют и переход на единую валюту интеграционного объединения.

 

Список литературы и источников

 

  1. В. Мишина, Л. Хомякова /Интегрированный валютный рынок Евразийского экономического пространства и расчеты в национальных валютах: мифы или реальность?/ Мишина В.,Хомякова Л.// Вопросы экономики – 2014. -№8.-С.42
  2. Количественный анализ экономической интеграции Европейского союза и Евразийского экономического союза: методологические подходы. – ЦИИ ЕАБР, 2014. – 62 с
  3. Прексин, О.М./Финансово-банковская повесткa глобальных лидеров с позиций бизнеса стран развивающихся экономик/ Прексин О.М.// Деньги и Кредит – 2014.-№12.-С.15