Таткало Надежда Сергеевна. Прикладное исследование Первой ступени Международного конкурса «Валюта ЕАЭС – 2015»

«Единое валютное пространство: анализ мнений о концепциях и инструментах политических и бизнес-элит стран ЕАЭС, БРИКС, ЕС»

Особенностью современного этапа развития системы мирового хозяйства выступает расширение и углубление глобализационных процессов, которые обусловливают коренные трансформации ее архитектуры. С одной стороны, происходит дальнейшее усиление торгово-экономических связей между странами мира в силу взаимной либерализации законодательства, а также членства в международных организациях (ВТО, МВФ, ВБ). С другой стороны, финансово-экономическая взаимозависимость государств обусловливает необходимость поиска ими региональных «якорей» в форме интеграционных блоков в целях редуцирования последствий кризисной ситуации, имеющей место в отдельно взятой стране, но через существующую систему торгово-экономической взаимозависимости оказывающей влияние на других акторов.

Важными детерминантами происходящих изменений выступают:

  • мировой финансово-экономический кризис 2008-2009 гг., 2011-2012 гг., который продемонстрировал негативные последствия привязки мировой финансовой системы к доллару;
  • конкуренция мировых центров силы за перераспределение зон влияния, проявляющаяся в инициировании создания масштабных трансконтинентальных интеграционных проектов (американский «Новый шелковый путь», Трансатлантическое торгово-инвестиционное партнерство, Транстихоокеанское партнерство, китайский проект «Экономический пояс Великого шелкового» пути).

Согласно МВФ, в настоящее время в 127 странах мира доллар используется в качестве резервной валюты. В процентном соотношении с другими валютами на долю доллара приходится 63,67% совокупных валютных резервов[1]. Принимая во внимание тот факт, что объем долларовой массы значительно превышает реальный объем массы произведенных товаров, сохранение мировой экономической системой status quo приведет к ее еще большей турбулентности и зависимости от политики США.

В этих условиях правительство КНР в 2009 г. запустило проект по произведению расчетов юанях в ходе проведения внешнеторговых сделок, а уже в 2014 г. юань вышел на 7 место в рейтинге резервных валют и популярности в системе международных расчетов[2]: 30 стран используют юань в качестве резервной валюты, а со 170 странами Пекин заключил соглашения об использовании юаня в качестве платежной единицы. Следовательно, учитывая масштабы экономики Китая, китайское руководство ставит своей целью интернационализацию юаня.

Сложившиеся геоэкономические обстоятельства обусловливают для стран ЕАЭС насущную необходимость углубления интеграционных связей с целью встраивания в современную мировую экономическую систему с наибольшими выгодами. В этом аспекте после оформления на евразийском пространстве единого рынка с целью обеспечения свободного передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, на первый план выходят задачи координации денежно-кредитной политики с перспективой перехода к единой валюте.

Для определения перспектив, условий и последствий оформления валютного союза в рамках ЕАЭС обратимся к теории оптимальных валютных зон, в рамках которой выделяют два подхода – традиционный и альтернативный. При этом в качестве рабочего определения валютного союза воспользуемся следующим: валютный союз – это использование группой стран одной валюты или создание новой, предполагающее координацию денежно-кредитной политики наднациональным органом[3].

Традиционный подход в теории оптимальных валютных зон базируется на выделении предварительных условий для стабильного функционирования валютного союза. В частности, основоположник теории Р. Манделл акцентировал внимание на высоком уровне мобильности факторов производства, перетоки которых способны решить коррелирующие проблемы: снижение уровня инфляции в одной стране за счет привлечения трудовых мигрантов из страны с избыточными трудовыми ресурсами, которая, в свою очередь, решает проблему безработицы[4].

С точки зрения Р. Маккиннона, важным условием образования валютного союза небольшими государствами с открытой экономикой, которая детерминирует высокую волатильность их валютных курсов и цен на товары, является фиксированный валютный курс. Между тем, для П. Кенена важными факторами стабильности валютного союза выступают дифферсифицированность экономик стран-участниц и координация их бюджетных стратегий, позволяющие переформатировать функционирование экономической системы за счет максимального использования имеющихся ресурсов и механизмов[5]. Важным представляется и тезис М. Флеминга о необходимости сходных темпов инфляции в странах-членах союза, которые утрачивают возможность проведения независимой кредитно-денежной политики.

В свою очередь, альтернативный подход в теории оптимальных валютных зон базируется на положении о необходимости оценки как положительных, так и отрицательных сторон использования единой валюты[6]. Систематизировав имеющиеся теоретические и эмпирические данные о конструкции валютного союза с помощью методики SWOT-анализа, представим их форме нижеследующей таблицы.

Таблица 1. SWOT-анализ установления валютного союза*

Сильные стороны

Слабые стороны

сокращение транзакционных издержек;

углубление торгово-экономических связей, рост объемов товарооборота;

снижение стоимости кредитования на внутреннем рынке;

развитие предпринимательства и рост международной конкурентоспособности предприятий стран-участниц

потеря государствами возможности управления экономическими рисками с помощью кредитно-денежных механизмов;

подверженность влиянию внешних факторов (мировая финансовая конъюнктура) при отсутствии скоординированной бюджетной политики

Возможности

Угрозы

рост объемов прямых иностранных инвестиций;

развитие реального сектора экономики;

выход на международный рынок;

мобильность факторов производства;

диверсификация структуры экономики

социально-экономический кризис при условии интеграции без предварительных мероприятий по нивелированию экономического развития (дефицит платежного баланса, уровня инфляции, безработицы)

*Таблица составлена на основе данных источников: Rose K. A. Currency Unions // URL: http://faculty.haas.berkeley.edu/arose/Palgrave.pdf (7 марта 2006); Понин Ф.А. Экономическая природа валютных союзов: Автореф. дис… канд.эконом. наук. – М., 2012.

Таким образом, оформление валютного союза требует создания предварительных условий для его стабильного функционирования. На это указывает и опыт Европейского союза, первая попытка регулирования кредитно-денежной политики в рамках которого относится к 1979 г., когда была оформлена Европейская валютная система, основанная на ограничении диапазона колебаний курсов валют стран-участниц по отношению к установленному курсу той или иной валюты к европейской валютной единице ЭКЮ. Однако совокупность внешних (падание цен на нефть, нестабильность мирового валютного рынка ввиду введения плавающего курса доллара), и внутренних (сохранение ограничений в мобильности капитала на едином европейском рынке) факторов обусловила необходимость отказа от фиксированного курса валют. Только после окончательного снятия всех ограничений, увеличения объемов товарооборота и прямых иностранных инвестиций на внутреннем рынке в 1999 г. было подписано соглашение о создании валютного союза в рамках ЕС.

Принимая во внимание проанализированные теоретические подходы к объяснению закономерностей и условий существования валютного союза, а также опыт ЕС, рассмотрим возможности и перспективы введения единой валюты на пространстве ЕАЭС. Для этого представляется целесообразным провести сравнительный анализ макроэкономических показателей стран-участниц: ВНП на душу населения и ВВП.

Таблица 2. Сравнительный анализ социально-экономических показателей по странам ЕАЭС*

Страна

ВНП на душу населения (в долл.)

ВВП (млн долл.)

Армения

8180

10882

Белоруссия

16950

76139

Казахстан

20680

212248

Кыргызстан

3080

7404

Россия

23190

1860598

*Таблица составлена нами на основе данных источников: Gross Domestic Product 2014 // URL: http://databank.worldbank.org/data/download/GDP.pdf; Рейтинг стран и территорий по размеру валового национального дохода на душу населения. The World Bank: World Development Indicators, 2014. Gross National Income per Capita 2012 // URL: http://gtmarket.ru/ratings/rating-countries-gni/rating-countries-gni-info

Из таблицы следует, что уровень конвергенции макроэкономических показателей стран ЕАЭС является достаточно низким. При этом следует отметить, что большая степень различий прослеживается в отношении показателей новых членов ЕАЭС – Армении и Кыргызстана в сравнении с характеристиками стран ядра евразийской интеграции − Белоруссии, Казахстана и России. В свою очередь, ведущие позиции по уровню экономического развития занимают Казахстан и Россия, что во многом детерминировано структурой их экономик, основу которых составляет топливно-энергетический комплекс. В целом, торговля минеральными продуктами в рамках ЕАЭС занимает особое место. Для подтверждения тезиса воспользуемся данными о взаимной торговле между странами ТС и ЕЭП за 2013 г.: с учетом минеральных продуктов данный показатель вырос, по сравнению с 2012 г., на 0,3%, без их учета – сократился на 5,5%[7].

Вместе с тем следует отметить определенный дисбаланс в уровне интенсивности торговли между странами ЕАЭС. В частности, согласно данным Евразийской экономической комиссии, на товарооборот между РФ и Белоруссией приходится 65,5% всего объема взаимной торговли, между Россией и Казахстаном – 32,9%, между Белоруссией и Казахстаном всего –1,6%[8]. Данные по уровню взаимных торговых отношений с включением новых членов в настоящее время отсутствуют. Однако представляется, что основные товарные потоки Кыргызстана и Армении сформированы в направлении России. В частности, по данным Национального статистического комитета КР, главным партнером КР является Россия, на торговлю с которой приходится 27,5% всего товарооборота республики. В свою очередь, удельный вес Казахстана составляет 11,2%[9]. Показатели Белоруссии и Армении очень низкие и не были рассчитаны в процентном соотношении.

При этом следует отметить и определенное снижение уровня взаимной торговли за 2012-2014 гг. наглядно представим динамику взаимной торговли стран ЕАЭС в форме нижеследующего графика.

График 1. Динамика объемов взаимной торговли стран-участниц ТС и ЕЭП за 2012-2014 гг.*

Динамика объемов взаимной торговли стран-участниц ТС и ЕЭП за 2012-2014 гг.

*График составлен нами на основе данных источников: Об итогах внешней и взаимной торговли товарами Таможенного союза и Единого экономического пространства за январь-декабрь 2014 г. // URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/tradestat/analytics/Documents/express/JanDecember2014.pdf (16 февраля 2015 г.); Об итогах внешней и взаимной торговли товарами государств-членов Таможенного союза и Единого экономического пространства за 2013 год // URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/test-trade/analytics/archive/Documents/Analytics_I_201312.pdf (25 февраля 2014)

В свою очередь, для рынков факторов производства особую важность представляют уровень инфляции и совокупная процентная ставка и уровень заработной платы.

Таблица 2. Сравнительный анализ показателей инфляции, заработной платы и совокупной налоговой ставки по странам ЕАЭС

Страна

Уровень инфляции (%)

Средний уровень заработной платы (долл.)

Средняя совокупная ставка налога (%)

Армения

2,4

363

38,8

Белоруссия

18,1

453

60,7

Казахстан

3,4

713

28.6

Кыргызстан

7,9

200

68.9

Россия

7,2

629

54,1

Таблица составлена нами на основе данных источников: Inflation, GDP deflator // URL: http://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.DEFL.KD.ZG; Самая низкая зарплата в странах ЕАЭС в Кыргызстане, самая высокая – в Казахстане // URL: http://kyrtag.kg/society/samaya-nizkaya-zarplata-v-stranakh-eaes-v-kyrgyzstane-samaya-vysokaya-v-kazakhstane/; Paying Taxes 2013. The Global Picture // URL: http://www.pwc.com/gx/en/paying-taxes/assets/pwc-paying-taxes-2013-full-report.pdf (2013)

Резюмируя данные таблицы можно сделать ряд выводов:

  • во-первых, между странами ЕАЭС в уровне заработной платы существует значительные диспропорции, что выступает одним из факторов мобильности трудовых ресурсов, ориентирующихся на уровень доходов других стран;
  • во-вторых, если исходить из закона Манделла, перетоки рабочей силы из стран с низким уровнем доходов в страны с высоким уровнем доходов, способствуют снижению безработицы в первых и инфляции во вторых. Однако в Белоруссии и Кыргызстане уровень инфляции выше, чем в России – основной стране-реципиенте их рабочей силы, что приводит к сохранению и углублению сложившейся социально-экономической ситуации;
  • в-третьих, в Кыргызстане, России и Белоруссии установлены высокие совокупные налоговые ставки, что торпедирует свободное перемещение капитала.

Вместе с тем, в союзе сохраняются изъятия по ряду товаров – нефть, нефтепродукты, алкоголь и табак – на которые не распространяется положение об отмене торговых пошлин. В свою очередь, общий рынок электроэнергетики должен быть сформирован к 2019 г., а нефти и газа – 2025 г., что свидетельствует о необходимости углубления интеграционных процессов для их стабильного и сбалансированного развития.

Между тем, для составления наиболее точной картины условий функционирования ЕАЭС, детерминирующих перспективы оформления валютного союза необходимо учитывать и внешние факторы мировой экономической и политической конъюнктуры. Рассмотрим характер их влияния на объединение, используя методику PEST-анализа.

Таблица 3. PEST -анализ функционирования ЕАЭС

Политика

Экономика

Рост геополитической напряженности в мире;

Распространение влияния террористических, религиозно-экстремистских группировок

Низкие мировые цены на нефть, расчеты за которую производятся в долларах США;

Санкционный режим стран Запада в отношении РФ;

Снижение темпов развития мировой экономики;

Рост влияния КНР, стремящейся к интернационализации национальной валюты

Социум

Техника

Навязывание странами Запада неолиберального набора ценностей

Импортная зависимость   от поставок высокотехнологических   товаров

Проанализированные экзогенные и эндогенные условия развития ЕАЭС позволяют с помощью методики «квадрата Декарта» дать оценку последствий введения единой валюты на пространстве ЕАЭС на данном этапе его развития.

Таблица 4. Оценка перспектив формирования валютного союза ЕАЭС с помощью «квадрата Декарта»

Что случится, если это произойдет?

Что случится, если это не произойдет?

Сокращение транзакционных издержек;

Рост инфляции в силу потери государствами возможности управления экономическими рисками с помощью кредитно-денежных механизмов;

Усиление дисбаланса в уровне социально-экономического развития в силу наличия ограничений для свободного передвижения товаров и капитала и недиверсифицированности экономик;

Усиление дезинтеграционных тенденций в силу, во-первых, сохранения двусторонних товарных потоков, во-вторых, отсутствия охватывающих несколько стран-членов производственных цепочек, что выступает основой наращивания темпов взаимной торговли

Вариант 1: углубление экономической интеграции, проявляющееся в создании системы механизмов и институтов координации денежно-кредитной политики; выравнивание уровня социально-экономического развития, рост объемов прямых иностранных инвестиций; встраивание в систему международного разделения труда в качестве единого блока

Вариант 2: сохранение status quo; негативное влияние конъюнктуры мирового рынка энергоносителей; усиление позиций КНР в двусторонних отношениях со странами ЕАЭС, вовлекаемых в интеграционный проект «Экономический пояс Великого Шелкового пути»

Что не случится, если это произойдет?

Что не случится, если это не произойдет?

Выравнивание социально-экономического развития;

Снижение совокупной налоговой ставки и уровня инфляции;

Рост прямых иностранных инвестиций;

Углубление торгово-экономических связей

Отсутствие опыта выстраивания скоординированной кредитно-денежной политики

Таким образом, оформление валютного союза в рамках ЕАЭС в настоящее время представляется нецелесообразным. Для его стабильного и эффективного функционирования необходимо создание следующих условий:

  • углубление экономической интеграции между странами-участницами ЕАЭС без сохраняющихся изъятий во взаимной торговле;
  • выравнивание диспропорций в интенсивности взаимной торговли с одновременной диверсификацией экономик стран-участниц за счет стимулирования притока прямых иностранных инвестиций,
  • редуцирование различий в уровне социально-экономического развития;
  • согласование позиций по будущей системе валютного регулирования, а также бюджетного контроля в условиях невозможности установления фиксированных валютных курсов на фоне привязки национальных валют к доллару;
  • переход на национальные валюты в системе взаимных расчетов.

Однако следует отметить, что ЕАЭС, в отличие от ЕС, развивается в принципиально иных геополитических и геоэкономических условиях, которые, с одной стороны, способствуют интеграции для преодоления кризисных явлений мировой экономики, а, с другой – предлагают большое количество вариантов этой интеграции, долгосрочные перспективы каждого из которых должны быть просчитаны и выверены, что не всегда соответствует тактическим задачам руководителей стран-участниц ЕАЭС. В силу этого представляется, что для сохранения и усиления экономического и политического веса объединения на международной арене, странам-членам необходимо руководствоваться принципом интеграционной последовательности и одновременно форсировать этот процесс, предупреждая центробежные тенденции.

 

Список литературы и источников:

  1. Об итогах внешней и взаимной торговли товарами Таможенного союза и Единого экономического пространства за январь-декабрь 2014 г. // URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/tradestat/analytics/Documents/express/JanDecember2014.pdf (16 февраля 2015 г.)
  2. Об итогах внешней и взаимной торговли товарами государств-членов Таможенного союза и Единого экономического пространства за 2013 год // URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/test-trade/analytics/archive/Documents/Analytics_I_201312.pdf (25 февраля 2014)
  3. Об итогах внешней и взаимной торговли товарами Таможенного союза и Единого экономического пространства за январь-декабрь 2013 года // URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/test-trade/analytics/Documents/express/december2013.pdf (14 февраля 2014)
  4. Понин Ф.А. Экономическая природа валютных союзов: Автореф. дис… канд.эконом. наук. – М., 2012.
  5. Рейтинг стран и территорий по размеру валового национального дохода на душу населения. The World Bank: World Development Indicators, 2014. Gross National Income per Capita 2012 // URL: http://gtmarket.ru/ratings/rating-countries-gni/rating-countries-gni-info
  6. Самая низкая зарплата в странах ЕАЭС в Кыргызстане, самая высокая – в Казахстане // URL: http://kyrtag.kg/society/samaya-nizkaya-zarplata-v-stranakh-eaes-v-kyrgyzstane-samaya-vysokaya-v-kazakhstane/ (26 мая 2015)
  7. Inflation, GDP deflator // URL: http://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.DEFL.KD.ZG
  8. Gross Domestic Product 2014 // URL: http://databank.worldbank.org/data/download/GDP.pdf
  9. Paying Taxes 2013. The Global Picture // URL: http://www.pwc.com/gx/en/paying-taxes/assets/pwc-paying-taxes-2013-full-report.pdf (2013)
  10. Rose K. A. Currency Unions // URL: http://faculty.haas.berkeley.edu/arose/Palgrave.pdf (7 марта 2006)
  11. Survey on the Holdings of Currencies in Official Foreign Currency Assets 2015 // URL: http://www.imf.org/external/ns/search.aspx?hdCountrypage=&NewQuery=Currancy+reserves+2015&filter_val=N&col=SITENG&collection=SITENG&lan=eng&iso=&requestfrom=&countryname=&f=

[1]Survey on the Holdings of Currencies in Official Foreign Currency Assets 2015 // URL: http://www.imf.org/external/ns/search.aspx?hdCountrypage=&NewQuery=Currancy+reserves+2015&filter_val=N&col=SITENG&collection=SITENG&lan=eng&iso=&requestfrom=&countryname=&f=

[2] Survey on the Holdings of Currencies in Official Foreign Currency Assets 2015 // URL: http://www.imf.org/external/ns/search.aspx?hdCountrypage=&NewQuery=Currancy+reserves+2015&filter_val=N&col=SITENG&collection=SITENG&lan=eng&iso=&requestfrom=&countryname=&f=

[3]Понин Ф.А. Экономическая природа валютных союзов: Автореф. дис… канд.эконом. наук. – М., 2012. – С.10.

[4] Rose K. A. Currency Unions // URL: http://faculty.haas.berkeley.edu/arose/Palgrave.pdf (7 марта 2006)

[5] Там же.

[6] Понин Ф.А. Экономическая природа валютных союзов: Автореф. дис… канд.эконом. наук. – М., 2012. – С.13.

[7] Об итогах внешней и взаимной торговли товарами Таможенного союза и Единого экономического пространства за январь-декабрь 2013 года // URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/test-trade/analytics/Documents/express/december2013.pdf (14 февраля 2014)

[8] Об итогах внешней и взаимной торговли товарами Таможенного союза и Единого экономического пространства за январь-декабрь 2014 г. // URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/tradestat/analytics/Documents/express/JanDecember2014.pdf

[9] Внешняя торговля Кыргызской Республики 2007-2011. Годовая публикация // URL: http://stat.kg/images/stories/docs/tematika/wed/Sbornik%20VED%20-2011.pdf