Усенов Арсен Майрамбекович. Прикладное исследование Первой ступени Международного конкурса «Валюта ЕАЭС – 2015»

«Единое валютное пространство: анализ мнений о концепциях и инструментах политических и бизнес-элит стран ЕАЭС, БРИКС, ЕС»

Известно, что «Евразийский проект» прошел немало сложных этапов до приобретения статуса международной организации, включающей обширную евразийскую территорию со 180 миллионным населением. Данный проект, старт которому был дан еще в конце прошлого столетия развивался динамично, но, однако, на пути к евразийской интеграции были и множество проблем, которые странам региона удавалось решать путем двусторонних и многосторонних переговоров, в том числе, в рамках ЕврАзЭС – организации, призванной быть последней ступенькой на пути создания Евразийского Экономического Союза (ЕАЭС). Постепенно с углублением интеграции возникала предсказуемая потребность в расширении экономических связей: членами организации стали Армения и Киргизия; на дальнейшую стратегию были поставлены перспективные планы, начиная от либерализации таможенного контроля, заканчивая преобразованием организации в Евразийский Союз. В число первостепенных задач ЕАЭС был поставлен и вопрос введения единой валюты внутри Союза.

Валютная интеграция представляет собой закономерный процесс регионального развития государств, предусматривающий унификацию валюты и осуществление контроля над валютной системой и денежно-кредитной политикой государств путем создания наднациональных институтов. Валютная союз является одним из завершающих этапов интеграции, которая расширяет возможности торгово-рыночных отношений между странами ЕАЭС. В вопросе введения единой валюты необходимо учитывать международный опыт в сфере валютной интеграции, так как известно, что образование единого валютного рынка требует значительных затрат и модернизации систем денежно-кредитной политики государств. В современном этапе процессы валютной интеграции – объективный процесс, который начал обхватывать практически все страны мира, входящие в региональные объединения, например единая валютная зона существует в Центральной Африке (CEMAK, The Economic and Monetary Community of Central Africa) и Западной Африке (ЗАЭВС – фр. UEMOA). В данное время ведутся процессы валютной интеграции в странах Арабского полуострова и Персидского залива и внутри организации АСЕАН. Наиболее наглядным является пример введения единой валюты в ЕС. На основе Маастрихтского Соглашения от 1992 г. ЕЭС был преобразован в ЕС. До этого насколько мы знаем, данная организация прошла десятки лет на пути формирования единой экономической и валютной зоны. В 1951 г. было подписано Соглашение о создании Европейского Объединения угля и стали (ЕОУС), а Европейское Экономическое Сообщество, созданная через 6 лет и положила основу для дальнейшего углубления интеграции, в том числе и валютной[1]. Необходимо отметить, что валютная интеграция в ЕС была введена на основе теории оптимальных валютных зон, предложенным Р. Манделой в 1961 г., в котором он сделал вывод, что фиксированный валютный курс в товарообороте между государствами является наиболее оптимальным при условии свободного движения товаров и услуг[2]. На саммите стран ЕЭС в Гааге 1-2 декабря 1969 г. было принято решение о создании Европейского Экономического и валютного союза, ответственность за которое была возложена на Премьер-министра Люксембурга Пьера Вернера. Представленный в 1970 г. «план Вернера», рассматривающий координацию налоговой, экономической и валютной политики в целях дальнейшей интеграции был подорван отменой золотого содержания доллара США и энергетическим кризисом, вызвавшие глубокие инфляционные потрясения в Европе. В 1979 г. была введена единая расчетная единица – ЭКЮ (European Currency unit – ECU). Данная единица расчетов просуществовала до конца 1998 г., когда страны приняли решение к переходу к единой валюте – Евро[3]. Переход к евро осуществлялся в несколько этапов:

  1. С 1 января 1999 г. по 1 января 2002 г. была осуществлена окончательная фиксация курсов обмена национальных валют стран-участниц союза, перевод на евро безналичных расчетов банков и корпораций, пересчет на евро кредитов и вкладов, долгосрочных финансовых обязательств, начало работы Европейского Центрального банка и проведение совместно с центральными банками государств-стран членов ЕС единой денежно-кредитной политики.
  2. С 1 января 2002 г. по 1 июля 2002 г., банкноты и монеты евро были введены в наличное обращение и национальные валюты стран-участниц ЕС стали постепенно выводиться из обращения.
  3. С 1 июля 2002 г. осуществлен полный переход на евро всех видов сделок и расчетов внутри европейского экономического и валютного союза[4]. На сегодняшний день в валютный союз входят 19 из 28 стран ЕС.

Таким образом, ЕС понадобилось более тридцати лет до завершения валютной интеграции, при условии, если за точку отсчета брать начало работы «плана Вернера». Столь длительному процессу перехода к единой валюте способствовали ряд причин:

Во-первых, было необходимо соблюдение всеми странами жестких правил в валютной сфере, в первую очередь в регулировании курсовых колебаний.

Во-вторых, при условиях экономической взаимозависимости стран применение антиинфляционных механизмов или политики по борьбе с безработицей в одной стране всегда приводила к изменению макроэкономических показателей другого государства, что не соответствовало главному условию интеграции – балансу макроэкономических показателей.

В третьих, разница в экономических показателях государств сделала невозможным быстрый переход к единой валюте, так как малоразвитые государства требовали значительных вливаний со стороны развитых государств, что с одной стороны тяжело отражалось на финансовых показателях богатых стран, а с другой, ограничивало возможности бедных стран в вопросах ведения денежно-кредитной политики.

В-четвертых, ситуация усугублялась регулярными структурными экономическими кризисами, из-за чего, вследствие снижения производственных мощностей ситуация сказывалась на макроэкономических показателях[5].

Таким образом, необходимо просчитать уровень развитости экономик государств, возможность соблюдения государствами правил в валютной сфере, условия мирового экономического кризиса, а также учитывать факт взаимозависимости государств, прежде чем делать шаги к валютной интеграции.

Сегодня Россия является одним из основных международных акторов, который ставит своей целью развитие многостороннего сотрудничества не только со странами европейского пространства, но и с высокоразвитыми государствами как Бразилия, Индия, Китай и ЮАР в рамках организации БРИКС. БРИКС является крупной международной организацией. БРИКС занимает более четверти всей площади Земли, на территориях этих стран проживает более 40% населения мира, страны БРИКС обладают крупнейшими запасами природных ресурсов в мире[6]. Процессы интеграции в БРИКС стали принимать более прогрессивный характер с 2014 г. после применения санкций со стороны США и Евросоюза. Примечательно, что в вопросе введения санкций против России Китай отказался поддерживать западные страны, продемонстрировав тем самым свои партнерские отношения с Россией. Отношения «Китай-Россия» обрели полноправный статус партнерских отношений подписанием многомиллиардного газового контракта между КНР и РФ, кроме того это демонстрируют и значительные показатели внешней торговли между двумя странами. Россия и Китай наряду с другими участницами БРИКС – Бразилией, Индией и ЮАР начали делать первые шаги к освобождению внешней торговли от долларовой зависимости. Китай и Россия частично отказались от доллара. В перспективе страны БРИКС намерены полностью отказаться от доллара и создать валютно-финансовый союз.

Во время выступления на встрече лидеров в БРИКС Путин отметил важность расширения экономического и финансового сотрудничества между государствами. Путин отметил, что Банк развития БРИКС, который будет создан в ближайшее время будет способствовать координации макроэкономических показателей государств[7]. Несомненно, процесс создания валютно-финансового союза в странах БРИКС с учетом того, что все страны-участницы являются развитыми государствами должен принести положительные результаты, в том числе и в плане отказа от доллара и переходу к торговле в мультивалютном режиме. С другой стороны это способствовало бы к тому, что страны БРИКС стали бы менее зависимыми от экономических кризисов. Однако, Е. Звонова отмечает, что процесс создания валютного союза может столкнуться с рядом проблем, связанных с разницей валютно-финансовых систем. Звонова приводит аргумент, что валютно-финансовые системы России, Бразилии и ЮАР более открыты, чем системы Китая и Индии. Кроме этого, отмечает эксперт, «существуют значительные расхождения во взглядах представителей различных стран на вопросы доминирования отдельных валют во взаимных расчетах[8]».

Другие также считают валютную интеграцию как способ сбережения национальных экономик от внешнего воздействия. Первым этапом создания валютной системы БРИКС эксперты отмечают создание Нового банка развития с совокупным объемом валютного фонда равной 100 млрд. долларов. НБР будет способствовать поддержанию устойчивости экономики в странах БРИКС. Первоначальный капитал НБР составит 10 млрд. долларов, а затем может быть увеличен до 50 млрд. Вторым этапом валютной интеграции станет создание единой международной платежной системы, которая позволит совершать товарооборот в национальных валютах. Этот процесс, который вероятно будет сложным и длительным, по мнению экспертов, будет в дальнейшем способствовать изменению финансовой системы мира в целом[9]. Тем временем Министр финансов РФ А. Силуанов заявил, что валютная интеграция стран «тема не близкого будущего». Для этого, по мнению Силуанова, необходимо, чтобы предшествовала очень тесное экономическое сотрудничество и многочисленные меры по интеграции систем налогообложения, таможенного законодательства и технических регламентов[10].

Напомним, что в рамках ЕАЭС планируется создать единую валюту, в то время как в БРИКС предлагается валютная интеграция с целью введения мультивалютного товарооборота с обеспечением безопасности национальных экономик стран от внешнего воздействия, в первую очередь путем отказа от торговли в долларах. Это говорит о том, что процессы валютной интеграции отличаются не только по своей цели, но и по механизмам их реализации, так как введение единой валюты, как нам известно из опыта ЕС, предполагает отказ от национальной валюты, тогда как в БРИКС об отказе от национальных валют речи не идет.

Так же как и в БРИКС темпы валютной интеграции в ЕАЭС обещают быть вполне реализуемыми, так как страны имеют тесные экономические связи, единое таможенное законодательство и т.п. – дело только в сроках и готовности стран прийти к единому решению. Несомненно, что эксперты из ЕАЭС ведут работы по определению плюсов и минусов, а также сроков и стратегий реализации данного процесса на основе международного опыта, в том числе учитывая ошибки и промахи создания валютной системы ЕС. Только учитывая необходимые предпосылки для дальнейшего развития интеграционных процессов, страны принимают решение переходить на следующую ступень прогресса. Известно, что в марте нынешнего года в евразийском сообществе вызвали острые споры и спекуляции относительно намерения Кремля ввести досрочную валюту в ЕАЭС. В сообщениях также говорилось, что это стало основной причиной отсрочки трехстороннего саммита глав государств-членов ЕАЭС Белоруссии, Казахстана и России в Астане 12 марта 2015 г.[11] Пока неизвестно насколько и в какой степени это соответствует действительности, так как по срокам указанным в поручении Президента была дана рекомендация подготовить необходимые документы до 1 сентября 2015 г.[12], однако, пока никаких значительных мер по валютной интеграции между странами пока не было предпринято. Более того Глава администрации Президента РФ в июне 2015 г. заявил, что введение единой валюты было бы важно вехой, но страны ЕАЭС пока не готовы к валютной интеграции. По мнению Иванова, переход к единой валюте – процесс довольно длительный[13]. Недавно Президент межгосударственного банка СНГ И. Суворов отметил, что страны ЕАЭС выразили неготовность к введению единой валюты на территории ЕАЭС, аргументировав это тем, что они находятся на начальном этапе интеграционного процесса и вначале должны создать его экономическую базу. В то же время он отметил, что ни одной стране не будет навязываться вступить в валютную интеграцию – решение о валютной интеграции будет принято тогда, когда все страны ЕАЭС выскажутся за введение единой валюты[14]. В Казахстане эту позицию объяснили тем, что «положений по формированию валютного союза, созданию единой наднациональной валюты в договорах о ЕАЭС не предусмотрено, и такой работы проводиться не будет[15]». Заместитель директора Департамента финансовой политики ЕЭК Вадим Ковалёв заявил, что страны ЕАЭС создадут общий финансовый рынок без введения валюты: «Сегодня для создания общего финансового рынка в первую очередь необходимо решить задачи по разработке согласованной валютной политики и осуществлению согласованного регулирования финансовых рынков», – отметил представитель ЕЭК[16]. Таким образом, планы по созданию единой валюты сдвигаются на неопределенное время. И это правильно, так как действительно макроэкономические показатели членов ЕАЭС показывают не лучшие результаты.

Во-первых, на фоне девальвации рубля и тенге в действительности необходимо выработать рычаги для регулирования финансового рынка. Необходимо скоординировать действия стран ЕАЭС в сфере проведения денежно-кредитной политики таким образом, чтобы это в дальнейшем не оказывало обратного эффекта в случае перехода к процессу валютной интеграции.

Во-вторых, в ЕАЭС существует большая разница между экономической развитостью государств. Так, только ВВП РФ занимает 71 трлн. долларов США,[17] тогда как, например, ВВП Киргизии равен всего 6,6 млрд. долларов[18]. Наличие значительной разницы в экономике может привести к тому, что малоразвитые государства будут в меньшей степени задействованы при определении денежно-кредитной политики, а развитым государствам придется выделять значительное финансирование на поддержание малоразвитых государств. Председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Виктор Христенко также считает, что торопиться с введением единой валюты не стоит. Он отметил, что при этом ЕАЭС может греческий сценарий ЕС[19].

В-третьих, следует отметить, что в условиях современного экономического кризиса переход к единой валюте может быть заторможенным. Так как, как нам известно, процесс введения единой валюты требует от государств соблюдения баланса макроэкономических показателей, а в условиях экономического кризиса сдерживать эти показатели непросто. Тем более, с другой стороны, изменение макроэкономических показателей в одной стране, в виду экономической взаимозависимости будет самым непосредственным образом влиять на ситуацию в соседней стране.

Таким образом, рассмотрев опыт Евросоюза, мы приходим к выводу о том, что процесс создания единой валюты – процесс долгий и рискованный. Европейский союз, основы которого были заложены в 1951 г. только через 18 лет принял решение ввести единую валюту, однако, в связи с экономическими проблемами, как внешними, так и внутренними окончательному введению евро в качестве единой валюты и отмене национальных валют стран-участниц ЕС понадобилось порядка 32 лет, тем самым ЕС шел к «Евро» на протяжении 50 лет. Мы считаем, что процессы интеграции в евразийском пространстве развиваются более быстрыми темпами. Для сравнения, основа ЕАЭС была заложена в середине 1990-х годов XX в., в 2002 г. начал работу ЕврАзЭС, в 2011 г. – Таможенный Союз, а уже в 2015 г. – Евразийский Экономический Союз. Тем самым, нам от момента зарождения идеи к моменту создания ЕАЭС потребовалось всего около 20 лет. Таким образом, напрашивается заключение, что введение единой валюты в ЕАЭС нужно и необходимо, однако, делать это следует с учетом особенности экономик государств-членов ЕАЭС. Воплощение в жизнь проектов по поэтапному запуску процесса валютной интеграции с упором на поддержание экономик малых государств с обеспечением полного суверенитета абсолютно всех государств-членов ЕАЭС, в том числе в выборе подходящего времени старта процесса валютной интеграции является сегодня основным фактором, способным притворить в жизнь намеченный проект. Государствам необходимо научиться координировать свои валютные показатели с целью предотвращения их воздействия на макроэкономические показатели. Необходимо создавать совместные современные институты по моделированию и прогнозированию экономических изменений, которые способствовали бы тому, чтобы в Союзе можно было предпринять необходимые рычаги влияния на внутренний и внешний рынок с целью амортизации экономических ударов. Самое главное, чтобы страны ЕАЭС смогли консолидировать свои усилия на пути строительства прочного и в экономическом и финансовом плане союза. При соблюдении вышеназванных условий, валютная интеграция в ЕАЭС возможно не по истечению 30 лет как это было в ЕС, а в течение ближайших 5-10 лет после принятия странами единогласного решения.

 

Список использованной литературы

  1. Robert A. Mundell A theory of optimum currency areas // aeaweb.org.
  2. Аналитик: страны ЕАЭС пока не готовы к введению единой валюты // www.ria.ru/economy/20150925/1281435225.html.
  3. Бабурина Н.А. Валютная интеграция в Европе: уроки прошлого и тенденции будущего // Вестник Тюменского государственного университета. Тюмень, 2011. №11. С. 45-49.
  4. Борко Ю., Буторина О. История создания Европейского Союза // www.mgimo.ru.
  5. ВВП Киргизии вырос на 3,6% в 2014 году // gazeta.ru/business/news/2015/01/15/n_6825393.shtml.
  6. Выступление на встрече лидеров Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР в расширенном составе // kremlin.ru/events/president/transcripts/46229.
  7. Единая валюта в рамках ЕАЭС не будет создаваться // www.kapital.kz/finance/39734/edinaya-valyuta-v-ramkah-eaes-ne-budet-sozdavatsya.html.
  8. Звонова Е.А. Возможности формирования механизмов перехода к валютно-финансовому союзу стран БРИКС // Вестник финансового университета. 2014. №5. С. 71.
  9. Иванов: введение единой валюты ЕАЭС было бы важной вехой, но может произойти нескоро // banki.ru/news/lenta/?id=8056753.
  10. Костин М.Д., Удалов А.А. Интеграционная политика стран БРИКС: механизмы создания валютно-финансового союза // Инновационная наука. 2015. №7. С. 118-121.
  11. Лузгина А. Валютная интеграция: европейский аспект // Банковский вестник. Минск, 2015. №4. С. 36-38.
  12. Поручение Путина о «единой валюте» и отсрочка саммита // www.rus.azattyq.org/content/eaes-edinaya-valjuta-putin/26893680.html.
  13. Росстат: ВВП России увеличился в 2014 г. на 0,6% // vestifinance.ru/articles/52741.
  14. Страны БРИКС не обсуждали возможность создания валютного союза // interfax.ru/business/452204.
  15. Страны ЕАЭС создадут общий финансовый рынок без введения единой валюты // http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/23-07-2015-2.aspx.
  16. Христенко: торопиться с созданием единой валюты в ЕАЭС не стоит // http://ria.ru/economy/20150713/1126409373.html.
  17. Целищев Н.Н. БРИКС – новая прогрессивная форма международной интеграции развивающихся стран: становление и развитие // www.aon.urgau.ru.

 

 

[1] См.: Борко Ю., Буторина О. История создания Европейского Союза // www.mgimo.ru.

[2] См.: Robert A. Mundell A theory of optimum currency areas // www.aeaweb.org.

[3] См.: Бабурина Н.А. Валютная интеграция в Европе: уроки прошлого и тенденции будущего // Вестник Тюменского государственного университета. Тюмень, 2011. №11. С. 45-49.

[4] Бабурина Н.А. Валютная интеграция в Европе: уроки прошлого и тенденции будущего // Вестник Тюменского государственного университета. Тюмень, 2011. №11. С. 48-49.

[5] См.: Лузгина А. Валютная интеграция: европейский аспект // Банковский вестник. Минск, 2015. №4. С. 36-38.

[6] См.: Целищев Н.Н. БРИКС – новая прогрессивная форма международной интеграции развивающихся стран: становление и развитие // www.aon.urgau.ru.

[7] См.: Выступление на встрече лидеров Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР в расширенном составе // www.kremlin.ru/events/president/transcripts/46229.

[8] Звонова Е.А. Возможности формирования механизмов перехода к валютно-финансовому союзу стран БРИКС // Вестник финансового университета. 2014. №5. С. 71.

[9] См.: Костин М.Д., Удалов А.А. Интеграционная политика стран БРИКС: механизмы создания валютно-финансового союза // Инновационная наука. 2015. №7. С. 118-121.

[10] См.: Страны БРИКС не обсуждали возможность создания валютного союза // www.interfax.ru/business/452204.

[11] См.: Поручение Путина о «единой валюте» и отсрочка саммита // www.rus.azattyq.org/content/eaes-edinaya-valjuta-putin/26893680.html.

[12] См.: Там же.

[13] См.: Иванов: введение единой валюты ЕАЭС было бы важной вехой, но может произойти нескоро // www.banki.ru/news/lenta/?id=8056753.

[14] Аналитик: страны ЕАЭС пока не готовы к введению единой валюты // www.ria.ru/economy/20150925/1281435225.html.

[15] Единая валюта в рамках ЕАЭС не будет создаваться // www.kapital.kz/finance/39734/edinaya-valyuta-v-ramkah-eaes-ne-budet-sozdavatsya.html.

[16] Страны ЕАЭС создадут общий финансовый рынок без введения единой валюты // http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/23-07-2015-2.aspx.

[17] Росстат: ВВП России увеличился в 2014 г. на 0,6% // www.vestifinance.ru/articles/52741.

[18] ВВП Киргизии вырос на 3,6% в 2014 году // www.gazeta.ru/business/news/2015/01/15/n_6825393.shtml.

[19] Христенко: торопиться с созданием единой валюты в ЕАЭС не стоит // http://ria.ru/economy/20150713/1126409373.html.